Кинула — ты меня кинула

Серия публикаций - реновация
История расположенной на столичной улице Годовикова панельной хрущевки как в зеркале показывает всю сложность переселения из сносимого дома в новый. На всех этапах процесса люди столкнулись с ложью и прямым давлением чиновников, которые то тушкой, то чучелом продавливали выгодный только им вариант. Это — урок для всех.

Наталья Давыдова — специально для «Новых Известий»

Лужковское наследство

Программа переселения пятиэтажек, если кто не помнит, стартовала в столице еще при мэре Лужкове, отправленном в отставку в 2010-м. 30 лет назад крушить малогабаритное оттепельное прошлое Юрий Лужков начал с самых ненадежных облегченных панелек первого периода индустриального домостроения . С тех пор снесли 1649 , а в новые квартиры въехали 160 тысяч семей. Однако 73 дома из того, первого списка, так и не снесли. До запуска новой реновации дотянула и панелька по адресу: улица Годовикова, 10, корпус 1. Это к вопросу о том, сколько лет ее обитатели жили слухами и обещаниями.

Бывшую лужковскую реновацию обещают завершить через год после начала реновации собянинской. Вот почему в опубликованном властями 2 мая новом списке из 4566 пятиэтажек, намеченных под , хрущевку на Годовикова, расположенную в Останкинском районе Северо-Восточного административного округа, вы не обнаружите. Однако чиновники уже попытались расселить ее, что называется, по новой схеме.

Куда переезжать?

Ответ на этот главный для будущих московских переселенцев вопрос вряд ли многих обрадует : Езжай, дружок, туда, куда предлагают. Не хочешь – после судов помогут переехать судебные приставы. Все будет жестко, быстро, без слов и сантиментов (если, конечно, не сопротивляться). Именно так пытаются приобщить к новому светлому будущему жильцов дома 10, кор. 1 по улице Годовикова.

«В прошлом сентябре, — рассказывает один из них, Юрий Соколов, — нам в почтовые ящики безо всяких уведомлений бросили письма из Департамента городского имущества Москвы (сокращенно ДГИ – будущим переселенцам стоит запомнить эту аббревиатуру – Н.Д.). В них сообщалось о грядущем переселении. Адрес предложили один, без вариантов».

Равнозначной заменой в «районе проживания» оказался дом 3 по улице Березовая аллея в соседнем районе Отрадное, точнее, в самой дальней и экологически неблагополучной его части.

«От нашего дома быстрее до Красной площади добраться, чем до этой Березовой аллеи,- поясняет Юрий Алексеевич. — До метро от нового дома — километра два (сейчас – минут пять пешком), вид из окон – на загруженную магистраль и промзону, поблизости мусоросортировочная станция и снегоплавильный завод. К тому же, как пообещали столичные чиновники, рядом развернется стройка Северо-Восточной хорды – от Ярославского до Дмитровского шоссе. Причем как раз во время заселения. Жильцы у нас по большей части – пенсионеры да ветераны, на склоне лет пережить такое нереально. Опять же, другой район — это проблемы даже для молодежи. С теми же школами, детскими поликлиниками, садиками».

Вершки и корешки

«Отдают переселенцам только самые верхние и нижние этажи. Серединка – на продажу,- продолжает Владимир Стрельцов, артист театра «Новая Опера». — Одна наша бабушка, ветеран войны, инвалид, приехала смотреть квартиру на 22-м этаже, в которую ее хотят принудительно вселить. Из трёх лифтов работал только один. Поднялась наверх. Посмотрела. А вниз спуститься не может — последний лифт отключили! Интересно, а чиновники не понимают, что в первый год после переселения лифты именно так и будут работать? И ни скорая, ни участковый врач до этой бабушки не доберутся. Врачи сегодня как белки в колесе крутятся, они просто отказываются подниматься пешком выше пятого этажа».

«И потом – зачем ехать неизвестно куда из своего района, если в ста метрах от нас – новая многоэтажка? Построили ее на месте снесенных соседних хрущевок – на улице Годовикова, владение 8. Между прочим, как говорили, на бюджетные деньги, для переселенцев. Дом рядом, по срокам укладываемся. Всё логично, правда?»- спрашивает Владимир.

Новый дом в ста метрах от старого. Но там квартир уже не дают

Тут стоит вспомнить, как было при прежней, лужковской, программе переселения. В хрущобном квартале намечались «стартовые» дома , неподалеку от которых строился новый дом для переселенцев. Затем стартовые дома сносили и на их месте снова начинали стройку – для переселения соседних. И так далее. Называлось – «волновая схема переселения» (такая, кстати, планируется и сейчас).

В общем, переезжать в Отрадное жильцы категорически отказались. А вместо этого начали атаковать разные инстанции запросами – почему их переселяют в другой район, а не в ближайшую новостройку? В ней одних только «двушек» — 150 штук ( у них в доме – всего несколько десятков).

Игры чиновников

Когда в прошлом октябре старшей по дому пришел официальный письменный ответ от заместителя руководителя ДГИ Ивана Щербакова, дом праздновал победу. Да, именно в соседнюю новостройку по адресу: Останкинский мкр.3, Годовикова, вл.8, как сообщал чиновник, их и переселят «согласно совмещенному графику жилищного строительства, отселения и сноса». Утвержденному не кем-нибудь, а самим заместителем мэра Москвы в столичном правительстве Маратом Хуснуллиным. Местные чиновники тоже как-будто оставили их в покое – потребовали только письменных отказов от переезда на Березовую аллею. И попросили сообщить, куда жильцы хотели бы переехать ( кто бы сомневался – конечно же, в дом 8 на улице Годовикова!)

Дом 10 стал тихо-мирно ждать своего счастья. И дождался — в ноябре жителям пришли повестки в .

Как они выяснили позже, тот же г-н Щербаков из ДГИ, что отправил им официальный ответ о переселении в ближайшую новостройку, одновременно с этим подписал другой документ (тексты и исходящие номера этих бумаг у жителей имеются) — директиву об их переселении на Березовую аллею. С указанием своим подчиненным из окружного управления городского имущества, что в случае отказа «переселение будет производиться в судебном порядке».

Так Останкинский районный суд открыл на жильцов дома 10 – по исковым заявлениям департамента городского имущества Москвы — гражданские дела « о выселении».

Суду все ясно

В долгой и еще не завершенной судебной эпопее дома 10 пока был только один случай, когда слуга Фемиды заняла сторону переселенцев. Это была Оксана Меньшова, судья Останкинского районного суда. В прошлом декабре первая партия дел о выселении попала именно к ней. И она приняла решение оставить иски ДГИ «без рассмотрения». То есть по сути признала их незаконными. И предложила разрешать все несогласия с жителями во внесудебном порядке.

Однако чиновники имущественного департамента пошли другим путем – отправили жалобу на решение районного суда «наверх», в Московский городской. А Мосгорсуд, рассмотрев дела, вернул их в Останкинский – на повторное рассмотрение. Правда, некоторые все же застряли в высшей инстанции до середины мая.

Еще одну порцию исков департамента городского имущества Останкинский суд рассмотрел совсем недавно, в марте и апреле. На этот раз вела разбирательства уже не судья Меньшова. Вердикты нового состава суда – жильцов выселять.

На переднем крае

Жительница дома 10 Маргарита Жукова — как в свое время ее легендарный однофамилец-маршал, возглавивший оборону столицы в страшном 1941-м, году ее рождения – тоже готовилась защищать свою Москву и соседей по дому. До победного. И намеревалась выступить в Мосгорсуде с речью.

Она не собиралась рассказывать, что почти полвека оттрубила в топливно-энергетическом хозяйстве города, где в 1980-е стала одним из руководителей коллектива почти в четыре тысячи человек. Не намеревалась объяснять, как заработала инвалидность, как в 2005-м потеряла мужа, и почему теперь, когда ей 75, так необходимо метро рядом для постоянной связи с детьми и внуками, один из которых – инвалид детства. Зачем об этом, если чуть не половина их дома — инвалиды, дети войны да участники трудового фронта, и у каждого своя история?

«Я всего лишь хотела напомнить суду, призванному защищать граждан, в том числе на собственность, что права московских переселенцев регламентируют законы, — спокойно и с достоинством поясняет Маргарита Ивановна. – Это Жилищный кодекс РФ. Это закон «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений в городе Москве», известный как закон №21. И вот по этому закону, принятому 31 мая 2006 года при мэре Юрии Лужкове, чиновники должны сообщать о будущем переезде за год до того, как он должен состояться. А также вести с ними переговоры о компенсациях в виде новых квартир или о денежном выкупе старых. По рыночной цене. С людьми должны говорить как с полноправными собственниками, а не своими крепостными. Кстати, обо всем этом мы написали и в своем запросе на имя прокурора Москвы Владимира Чурикова». (Подробно о гарантиях переселенцам в законе №21– см. ниже в досье «Новых Известий)».

Однако в Московском городском суде дело Жуковой рассмотрели быстро, тихо, скороговоркой, так что она даже не расслышала, кто судья. Решение оттараторили – понять можно было только то, что дело отправили в первую инстанцию.

Выслушать Маргариту Ивановну у суда не было времени.

Да и кто захочет слышать о каких-то существующих законах, если на подходе новый, о реновации жилого фонда в Москве, который не терпится применить на деле?

Москва, переселяйся, раз-два!

Конечно, многие запомнили слова президента Путина, что он не подпишет нового закона о реновации, если тот не будет защищать фундаментальные права граждан, прежде всего право на собственность.Что все предложения должны быть реализованы на основе добровольного согласия граждан на предлагаемые условия, ничего нельзя навязывать силой.

Но президент, возможно, и не подозревает, что законопроект, 10 марта этого года внесенный в Госдуму РФ, а 20 апреля принятый в первом чтении, даже отдаленно не похож на Билль о правах.

Документ, второе чтение которого Госдума недавно отложила до июля, по своей неумолимости пока что больше смахивает на строевой устав. На «раз» — собственник квартиры получает письменное предложение с адресом своего нового «равнозначного жилья». На «два» — через 60 дней, если он не подписывает договор о переселении, запускается судебный механизм, и тогда из старого жилья, прекращение права собственности на него и регистрация в новом — все это произойдет уже в судебном порядке. Попытки самих граждан оспорить в суде постановления властей, по которым их переселяют вопреки их желанию – не препятствие для уже принятого судом решения. Оно подлежит, как сказано в законопроекте, «немедленному исполнению».

Непонятно, к чему такие драконовские порядки, если новые квартиры , как мэр Сергей пообещал на апрельской встрече с жителями Юго-Восточного округа, горожане получат рядом со старыми, в шаговой доступности, если только сами не захотят выбрать себе другой район :«Мы можем гарантировать тем, кто хочет остаться в своем районе, они останутся в своем районе стопроцентно!»

Кому это выгодно?

Тем, кто попадет в новую программу сноса, жители с улицы Годовикова рекомендуют последить за судьбой дома 10. Чтобы понимать, чему верить и на что рассчитывать. Если их всеми правдами и неправдами стараются переселить в соседний, намного более отдаленный от центра район, значит, имеются заинтересованные в этом лица? Есть те, кому выгодно устроить волны переселения на окраины и в промзоны горожан, которые сами не могут купить себе новые квартиры?

«Думаете, дом 8 по Годовикова отдадут новым переселенцам по реновации? Откройте интернет и забейте этот адрес, — предлагает Владимир Стрельцов. — Информация о нем есть на всех продающих площадках ! Квартиры комфорт-класса! Похоже, ждут только окончания строительства, и – на продажу!».

«Мы писали и Собянину, и Путину – все запросы спускаются в ДГИ, — продолжает Владимир.- А там разговор один : «Что вы вообще нацелились на этот дом? Езжайте, куда вас посылают!» Обращались к депутату от «Единой России». Он разъяснил:»Вас этим переселением облагодетельствовали!» Неблагодарные мы, не понимаем своего счастья.Единственный, кто нас поддержал – Сергей Митрохин из «Яблока». Я и сам после этого решил в «Яблоко» вступить».

Волновой исход на окраины

Кстати, в опубликованном мэрией списке реновации – семь пятиэтажек из Отрадного, расположенных буквально по соседству с домом 3 по Березовой аллее. Их население очень рассчитывало в него переехать – не отягощая свою жизнь тяжбами, а душу — глубокой ненавистью к московским чиновникам и судейским. Но им уже объяснили, что дом 3 — не для них. То есть их, скорее всего, чиновники тоже потащут в суды.

«Наш дом не в лучшем состоянии, особенно жалко жителей первого и последнего этажей. Мы давно ждем сноса. Но когда нам озвучили адрес – Высоковольтный проезд, бывшая промзона — люди заявили, что они категорически против переселения, — сокрушается Елена, жительница дома 2А по Отрадному проезду. — Абсурдная ситуация: у нас под боком эта новая башня, а нас отправляют на другую сторону Отрадного. Теперь подписываем петиции, отправляем запросы в инстанции. Но нас будут переселять уже по новой программе, и мы прекрасно понимаем, чем нам это грозит».

Что дальше?

Жильцы дома 10 по улице Годовикова тоже наслышаны, чем грозит . Якобы в Москве судебные приставы двери в выселенные по суду подъезды чуть ли не заваривают намертво, так что принудительно выселенные граждане запарятся потом бегать по инстанциям, чтобы вызволить собственные вещи.

Но они продолжают писатьзапросы и ходить по судам. Если понадобится, дойдут до Конституционного. Потому что намерены, как когда-то герои-панфиловцы, стоять до последнего. За ними – вся переселяемая Москва.

Досье «Новых Известий»:

Действующие нормы, гарантирующие права граждан при переселении по Закону Москвы №21 от 31.05.2006

-Собственник жилого помещения не позднее чем за год до предстоящего изъятия данного жилого помещения должен быть уведомлен в письменной форме о принятом правовом акте об его изъятии; — Собственники жилых помещений имеют право на предоставление равноценного возмещения (компенсации) по их выбору в денежной либо натуральной форме — в виде предоставления равнозначного жилого помещения;

-Стоимость предоставляемого в порядке компенсации в натуральной форме жилого помещения должна соответствовать рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения;

-Размер возмещения (компенсации) либо выкупной цены определяется соглашением сторон на основе независимой оценки;

-Размер денежного возмещения (компенсации) собственнику должен соответствовать рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения;

-При определении выкупной цены изымаемого у собственника жилого помещения в нее включаются размер рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения, а также все убытки, причиненные собственнику в связи с его изъятием, возмещение которых предусмотрено федеральным законодательством при изъятии жилых помещений. По соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену;

— Собственники, наниматели и пользователи жилых помещений при переселении имеют право на получение официальной информации о его основаниях, сроках, условиях и порядке, а также на защиту своих прав.

 

 

https://newizv.ru/news/city/11-05-2017/rassledovanie-ni-kak-renovatory-kidayut-moskvichey

Похожие